Загрузка страницы

ХАТТАБЫЧ - смешная история про работу ФСБ. Вот это — юмор!

Книга Натальи Медведевой "ХАТТАБЫЧ".

Я расскажу вам смешную историю про работу ФСБ. Вот это — юмор!


Описание
В 1994 и 1995 г.г. на территорию России вошла многотысячная армия мусульман из арабских стран, для помощи мусульманам чеченцам и ведения боевых действий против российской армии неверных. Этой многотысячной армией арабских боевиков командует Хаттаб.

Книга «Хаттабыч» покажется вам смешной, комичной, но она грустная на самом деле. Сами подумайте, почему? Рекомендую для чтения всем, особенно сотрудникам силовых структур. Надеюсь, моя книга поднимет всем вам настроение и поможет вам понять как "работают" сотрудники ФСБ.

Приятного чтения.

В книге 3 главы и эпилог.

Посмотреть фотографии и читать книгу онлайн можно на сайте: MNe-book.com

ГЛАВА 1

22 августа 1996 года. Россия, Чечня, село Новые Атаги, дом Ризвана Лорсанова.

Сижу во внутреннем дворе этого дома. Во внешнем — сидит пресса потому, что в этом доме Александр Лебедь с Асланом Масхадовым ведут переговоры о перемирии и окончании войны в Чечне. Вокруг дома стоит оцепление. АЛЬФА в масках. Афуительные ребята! Очень! Красиво стоят.

- Ты кто? ПРЕССА?

- А вы кто? АЛЬФА?

- БЕТТА! Тебе туда! Там вся пресса сидит.

Я одна пролезла во внутренний двор.

Как? Там же охрана стоит. Стучу в железную дверь. Дверь открывает охранник, чеченец боевик с зеленым бантиком на голове.

- Ой, помогите мне, - говорю я. - У меня что-то с ногой. Ой, ой, ой! Больно очень. Мне сесть надо. Смотри - все стулья и лавки заняты. Ой, ой, ой! Я пройду, посижу чуть-чуть.

- Нет! Прессе сюда нельзя! Я тебе стул вынесу.

- Дай загляну? Что там? Ооо!

Сколько народа… Человек 50, или больше. Мне, точно, сюда! Что мне, там, со всеми журналистами сидеть? Тут интереснее. Я обращаюсь к молодому чеченцу, с зеленым бантиком на башке.

- Хочешь, я покажу тебе, где у меня болит? Дай шаг сделаю.

Оп! И я во внутреннем дворе!

- Дверь закрой побыстрее, а то все журналисты сюда ломану́ться.

Хорошо, что юбку одела. Длинная, индийская, красивая. Я начинаю поднимать подол юбки до колена.

- Смотри! Вот тут болит. Вот! Нажимаю и больно. Смотри! Хромаю. Наступить нельзя. И выше тоже больно. Показать?

- Опусти юбку. Ты что, обалдела? Вдруг кто увидит? Меня потом засмеют. Прости Аллах! Иди, садись.

- Спасибо! Ой! Как нога болит.

Хромая прохожу вдоль сидящих красиво одетых чеченцев.

- Здравствуйте. Здравствуйте. Здравствуйте… Можно я здесь, рядом с вами сяду?

- Садись. А ты кто? Журналистка?

- Я фотокорреспондент.

- Фотокорреспондент - значит журналистка. Все журналисты продажные! Никто правду не пишет.

- А я вообще ничего не пишу. Я женщина — фотограф. Я только фотографирую.

- А-а-а. А ты знаешь, такую, Наталью Медведеву? Тоже фотографирует.

- Наталью Медведеву? Конечно, знаю! Она подруга моя близкая.

- Правда?

- Правда. А вы ее знаете?

- Нет. Но очень мечтаю с ней встретиться. Посмотреть кто такая? Про неё все в Чечне рассказывают, что она самая настоящая журналистка. Правду пишет!

- Наталья Медведева пишет? Да она вообще писать не умеет. Какую она может написать правду? Она фотокорреспондент! Она только фотографирует. А, что про эту Наталью Медведеву все в Чечне рассказывают?

- Она в Будённовске, в заложниках была. Она по всей Чечне ездит. Все ее знают, а мне никак не везет с ней встретиться. Очень хочется увидеть эту Наталью Медведеву, поговорить с ней.

- А вы со мною поговорите. Расскажите мне, пожалуйста, еще что-нибудь про Наталью Медведеву. Очень интересно послушать. Я потом ей все передам. Я люблю про Наташку Медведеву сплетни слушать.

Мужик чеченец сидит рядом со мною и рассказывает мне про фотокорреспондента Наталью Медведеву. По рассказу можно понять, что круче этой Наташки нет, не было и не будет. Некоторые истории просто придуманные, но некоторые - правда. Хорошенькая у меня подружка. С такой подружкой в разведку можно идти.

К нам подходит молодой чеченец боевик с автоматом и зеленым бантиком на голове.

- Ну как? Тебе лучше? Давай я возьму стул и пересажу тебя ко всей прессе. Тебе нельзя здесь сидеть.

- Почему нельзя? Нет, я не хочу ко всей прессе! Не надо меня ко всей прессе пересаживать. Что мне там делать? …И я ходить не могу. Я же сказала, что у меня нога болит! Показать?

- Даже если ты сейчас снимешь юбку, я все равно уберу тебя отсюда. У меня приказ - убрать всех посторонних отсюда! Давай вставай и иди ко всей прессе!

Охранник чеченец, с зеленым бантиком на башке и с автоматом на перевес берет мою сумку и пытается её вырвать у меня. Я сумку держу крепко. Потом этот чеченец берет за спинку стула, на котором я сижу и пытается меня с этого стула скинуть, одновременно хватает мою руку и тянет, чтобы я встала со стула. Я двумя руками схватилась за стул, чтобы меня не скинули с него.

Нет! Я отсюда никуда не уйду. Не пойду ко всей прессе! Вся пресса сидит за железной дверью, во внешнем дворе дома. Раз меня отсюда, со внутреннего двора хотят выгнать, значит - здесь будет что-то интересное, а мне надо снимать. Ведь я же ПРЕССА!

- Мужчина! Помогите мне! Наталья Медведева - это я. Вот мои документы. У меня нога болит! Я вообще ходить не могу, а меня хотят вывести отсюда. Не дотрагивайся до меня, охранник! У меня муж в паспорте написан! Не имеешь права дотрагиваться до чужой жены! Ты в Газавате?

- Да.

- Все! Ты нарушил Газават!

Мужик чеченец, который сидел рядом со мной и мечтал встретиться с Натальей Медведевой - начинает наезжать на охранника по-чеченски! Молодой охранник с зеленым бантиком на голове и автоматом на перевес - отходит от нас.

Открываются ворота. …Во двор дома въезжает огромная черная иномарка, как джип. Это американская машинка. Модели не помню. Из машинки вылезают вооружённые чеченские боевики. Вылез еще один. Блин, …кто вылез.

Я за ним охочусь, полтора года! По описанию - это он!

Он импортный. Не чеченец. Черные волнистые волосы. Как они проехали через оцепление АЛЬФЫ? Или БЕТТЫ?

Справа в домике сидят мужики. Они переговариваются, и договор подписывают об окончании войны в Чечне.

Все кто вылез из машины быстро зашли в домик слева. Успела сделать несколько кадров. Ура! Села опять рядом с мужиком чеченцем.

- Наталья. У тебя же нога болит. Ты сказала, что ходить не можешь. Ну и реакция у тебя. Вот это да! Ты успела его снять? - Спрашивает меня мужик чеченец.

- Конечно. Вы, что, сомневались?

- Наталья, а ты знаешь кто это?

- Нет, конечно. Откуда я, что знаю? Я же женщина - фотограф. Расскажите мне мужчина про этого человека, которого я сейчас фотографировала, а то мне надо будет фотографии подписывать. Я, же, осчастливила вас своим появлением.

- Это Хаттаб. Командир иностранных наемников.

…Так. …Сходится. Я так и знала, что это Хаттаб. Ну, наконец-то я его отловила.

- А откуда этот Хаттаб?

- Из Иордании, говорят.

А мне Шамиль Басаев сказал, что он из Саудовской Аравии. Кто прав: Шамиль Басаев, или этот мужик чеченец, который сидит рядом со мной?

- Мужчина, расскажите мне про них все, что знаете. Сколько их и где эти арабы живут в Чечне?

- Да их много приехало, а живут эти арабы в селах. Точно не знаю где. ...Но я слышал, что у них свой лагерь есть. Они там тоже живут и тренируются.

- Мужчина, а этот лагерь где?

- Этого я не знаю.

Как узнать где этот лагерь в Чечне? Как бы туда, в этот лагерь попасть? Вот где надо фотографировать.

Через 15 минут Хаттаб выходит из домика слева и идет к машине. Я подбегаю и делаю 1 кадр, меня хватают несколько чеченских боевиков с автоматами и с зелеными бантиками на голове.

Несколько рук, схватили меня за руки. Сняли с меня фотокамеру, отняли кофр. Запихивают меня в машину, на которой приехал Хаттаб! Я упёрлась руками и ногами в дверной проем машины. Ору во всю глотку: «- Отдайте мне фотоаппарат! Помогите!! Меня воруют!!! Отдайте мою камеру!!! Без камеры, никуда не поеду! Помогите! Отпустите меня!! Мне больно!!!»

Толпа красиво одетых чеченцев, во внутреннем дворе дома, где ведутся переговоры, об окончании войны в Чечне - оцепенела. Все сидят и стоят на своих местах, наблюдая за тем, как свора чеченских боевиков набросилась на меня.

Боевики отняла у меня всю фотоаппаратуру, выламывают и закручивают мне руки, пытаясь засунуть меня в машину, только этот мужик-чеченец подбежал и орет на боевиков по-чеченски. Слышу слова: «Наталья Медведева! Журналист! Будённовск! Басаев! Настоящая!» Все остальное — по-чеченски.

Мужик чеченец машет руками и орет на Хаттаба и его охрану во всю глотку. Хаттаб что-то сказал …и меня отпустили несколько рук. Рядом с Хаттабом стоит боевик с зеленым бантиком. Он переводит все Хаттабу.

- Ты зачем его фотографировала? Ты из ФСБ? Кто тебе разрешил, его фотографировать?

- Нет! Я не из ФСБ! Я - фотокорреспондент Наталья Медведева! Я не удержалась, извините. Я больше, так не буду. Я только один кадрик сделала. Можно я его еще поснимаю?

- Нет! Его фотографировать нельзя! Заберем пленку! Поняла?

- Но он такой красивый. Я никогда в жизни таких красивых мужчин не видела. Какие у него красивые волосы, глаза. Красивый как Рембо! Я таких красивых мужчин, только в кино видела. Отдайте мой фотоаппарат, пожалуйста! Можно, я его еще сфотографирую? Пожа-а-алуйста.

Охрана Хаттаба обалдела от моих слов. Хаттабу перевели. Он заулыбался. Все вокруг тоже стали смеяться. Стали смеяться и обсуждать, что я сказала.

Мне отдали мою фотокамеру и сумку - кофр.

- Фотографируй!!! - командует мне переводчик Хаттаба.

Я делаю 1 кадр и пленка кончилась. Закон подлости!

- Ой! Подождите! У меня, плёнка кончилась. Я сейчас перемотаю.

- Подождем…

- Все! Новую пленку поставила.

На фоне кирпичной стены - снимать нельзя. Володя Вяткин скажет: «- Так фотографировать не положено!»

Положено - не положено… Других вариантов нет!

Вот так встань. Теперь так. Теперь так.

- Все! Съёмка закончена! Нам надо ехать!

- Ой! Спасибо, что поснимать дали.

- А фотографии, как получить?

- Я через Шамиля Басаева передам.

- А ты Шамиля знаешь?

- Может, еще встретимся?

Хаттаб и все кто с ним приехал - хохочут, и садятся в большую черную машину, на которой приехали. Хаттаб делает мне жест рукой, как дедушка Ленин. Эх, блин, не успела снять трынделка. Ну, ничего. Как бы, к ним, в лагерь попасть? Вот было бы классно поснимать там. …Где же у этих арабов тренировочный лагерь в Чечне?

Машина с Хаттабом и чеченскими боевиками выезжает из ворот дома Ризвана Лорсанова. Машина, в которой сидит Хаттаб, набирает скорость и проезжает сквозь и вдоль оцепления АЛЬФЫ, или БЭТТЫ. Я бегу за машиной, фотографирую и ору во всю глотку:

- Ребята! Эту машину надо задержать!! Быстрее!!! Передайте по рации - там Хаттаб! Он меня сейчас хотел украсть! Быстрее! Быстрее! Задержите его!

- Наташ, ты чего орешь? У нее специальный пропуск.

- Там! Там в машине - Хаттаб! Эту машину надо задержать!! Быстрее!!!

- Какой, такой, Хаттаб?

- Ну, Хаттаб! Я за ним, полтора года охотилась. Ура-а-а!!! Я его сняла!

Мальчики АЛЬФАвцы, или БЕТТАвцы собираются вокруг меня. Они все в масочках и обвешаны оружием, как новогодние елки. Н-н-нет. Как Рембо из кино! Вау! Какие классные мужики! Высокие, а я маленькая и чувствую себя слабой беззащитной женщиной. Что может быть прекраснее этого чувства? Как приятно с настоящими мужиками рядом постоять.

- Наташ. Что за Хаттаб такой? Волшебник, что ли?

- Ты что Медведева, сказок начиталась про Хоттабыча?

- Ты сказку про Хоттабыча знаешь? – спрашивает АЛЬФАвец БЭТТАвца.

- Ну, да. Знаю. Есть такая сказка. Хоттабыч - это волшебник!

- Ха, ха, ха! Рассмешила Медведева.

- Нет, Хаттаб – это не волшебник! Хаттаб - это командир иностранных наемников из арабских стран.

- Наташ, а тут что, наёмники есть?

- Да еще иностранные?

- Арабы в Чечне?

- Да! В Чечне много арабов воюют. С начала войны в Чечню приехали сотни иностранных наёмников из арабских стран. Они вместе с чеченцами воюют. У этих арабов даже лагерь есть. Они там тренируются, а Хаттаб их командир!

- Ты что Медведева?! Совсем уже, того? Какие арабы в Чечне? Первый раз слышу! Ты их с чеченцами путаешь.

- Ничего не путаю. Их нельзя перепутать. Они другие, не такие как чеченцы. Я этих арабов сама видела еще в начале войны.

- Война уже кончилась, Медведева! Езжай домой картошку жарить!

- Наёмники арабские? Ха-ха-ха!

- Арабские наёмники в Чечне? Ха-ха-ха!

- Откуда в Чечне арабы? Ха-ха-ха!

- Хаттаб. Какой такой Хаттаб? Ха-ха-ха!

Ребята АЛЬФАвцы в масках стоят вокруг меня, обсуждают, что я сказала, и смеются надо мною.

- Ну, почему вы смеётесь? Хаттаб - это командир иностранных наемников. В Чечне много арабов воюет, вместе с чеченцами. Они все из арабских стран, а командир у них Хаттаб из Арабских Эмиратов, или из Иордании. Точно не знаю. А ты меня, откуда знаешь?

- А кто тебя не знает. Надоела всем. Лазаешь везде. Хаттаб какой-то. Наёмники из арабских стран. Тренировочный лагерь. Медведева, ты совсем ку-ку?

- Почему ку-ку? Что тут не понятного? А ты меня, откуда знаешь? А я тебя знаю? Я тебя не вижу. Сними масочку. Так неприлично себя вести. Ты меня знаешь, а я тебя не вижу. Сними маску!

- Нет!

- Ну, дай хоть одним глазочком на тебя посмотреть. Сними масочку! Гюльчатай, сними масочку!!

- Иди отсюда Медведева! Не мешай работать! Иди! Иди там, переговоры снимай.

- Да зачем мне, эти переговоры, теперь нужны? Хаттаб круче! Там и так прессы полно. Ну ладно, пойду. Пойду потусуюсь с коллегами журналистами.
Осенью 1996 года, собрав в Чеченской республике разной информации для своих расследований военных преступлений мусульман на территории России и диверсионной деятельности некоторых предателей в силовых структурах страны, а также сделав много интересных фотографии для журнала «Огонёк», я уехала в Москву, в свое общежитие, картошку жарить.

ГЛАВА 2

Прошло ровно 3 года…

7 августа 1999 года на территорию Ботлихского района Дагестана, из Чечни, вторглись две тысячи мусульман боевиков «Исламской международной миротворческой бригады», которой командовали мусульманин суннит Амир ибн аль-Хаттаб - араб из Саудовской Аравиипо и мусульманин суннит Шамиль Басаев - чеченской национальности.

Это военная провокация, специально организованная представителями религиозной банды Ислам мусульманами Хаттабом и Шамилем Басаевым, под руководством Саудовской Аравии, стала приглашением для России, к началу второй войны в Чечне на территории Российской Федерации.



ГЛАВА 3

Август 1999 года. Начинается вторая Чеченская война.

Я заехала в редакцию журнала Огонёк.

- Наташ! Там …это. Там тебя, к телефону просят. Из ФСБ звонят.

- Откуда?

- Из ФСБ.

- Из ФСБ? С какой стати, мне будут из ФСБ звонить? Алло! Здравствуйте.

- Здравствуйте. Вы фотокорреспондент Наталья Медведева?

- Да.

- Я Полковник ФСБ (забыла, как зовут). У нас есть информация, что у вас есть фотография Хаттаба. Вы можете нам ее дать?

- Фотография Хаттаба? …А-а-а Хоттаба? Какого, такого, Хоттаба? Волшебника из сказки?

- Простите. С кем я разговариваю? Это фотокорреспондент Наталья Медведева?

- Да. Я фотокорреспондент Наталья Медведева. А вы кто?

- Я, же, представился. Я (забыла, как зовут) - полковник ФСБ. У нас есть информация, что вы видели Хаттаба.

- Да. Я действительно видела Хоттаба. Сказку смотрела по телевизору. Он волшебник. В бутылке жил, тысячу лет. Потом вышел из бутылки и стал волшебником. А вы, разве, эту сказку не видели? Посмотрите эту сказку и тоже увидите Хоттаба.

- Простите, куда я попал? Это журнал «Огонёк»?

- Да! Вы попали в журнал «Огонёк».

- Мне нужна фотокорреспондент Наталья Медведева!

- Фотокорреспондент Наталья Медведева - это я.

- Я полковник ФСБ!

- Я знаю. Вы это уже говорили. А чем вы докажете, что вы (забыла, как зовут), действительно полковник и что вы из ФСБ? Вдруг вы хулиган из телефонной будки? Звонят тут всякие, порядочных людей от работы отвлекают.

- …А-а-а. Я понял. Наталья, а вы можете к нам приехать?

- Куда?

- На Лубянку. Я вам пропуск сейчас закажу. Вас там встретят и проводят в мой кабинет.

- Нет полковник! Я никуда, не поеду. Ни на какую Лубянку.

- Наталья, я вам машину сейчас пришлю.

- Нет! Не надо за мной машину присылать. Простите, забыла, как вас зовут.

- Полковник Такой-то (опять забыла, как зовут).

- Ладно, полковник Такой-то. Чувствую, что вы — действительно из ФСБ. Но я никуда не поеду. Если я сегодня к вам приеду, то завтра — вся Москва будет об этом знать. Вы очень много болтаете. Мне от вас, полковник - ничего не надо, а уж тем более не надо присылать за мной машину. Что вы хотите от меня?

- Наталья, у нас есть информация, что вы фотографировали Хаттаба - командира арабских наёмников. Вы можете дать нам его фотографию?

- Вот так и надо говорить. А то Хаттаба. Какого такого Хаттаба? А откуда у вас эта информация, что я фотографировала командира арабских наёмников? Попросите у какого-нибудь другого фотографа. Может, кто другой из журналистов его снимал?

- Нету ни у кого. Только у вас, сказали. Только вы его фотографировали. Уже все проверили.

- Точно всё проверили? А кто сказал, что я Хаттаба фотографировала?

- Не могу вам сказать. Это секретная информация. Я хотел ещё поговорить с вами, но не по телефону.

- Слушайте полковник, простите, опять забыла, как вас зовут. Я не могу к вам приехать. Говорите сейчас. Вы, же, говорите сейчас. Что вы хотите меня спросить полковник?

- Наталья, где и когда вы фотографировали этого Хаттаба?

- Я фотографировала его 3 года назад, тоже в августе, в 1996 году в Старых или Новых Атагах. Я всегда, путаю эти сёла. Там были переговоры в частном доме. Пока Лебедь с Масхадовым переговоры вели об окончании войны в одном из домов этого села, Хаттаб заехал во двор этого дома, где были эти переговоры, и я его поснимала.

- А лицо его хорошо видно?

- Хорошо! Как фотомодель и в фас, и в профиль.

- А вы уверены, что это действительно – он, Хаттаб?

- Мне сказали, что это был Хаттаб - командир иностранных арабских наёмников.

- Отлично! Как же теперь фотографию Хаттаба получить? Я машину пришлю с посыльным. Вы ему передадите фотографию.

- Нет! Я ухожу! Никому, ничего передавать не собираюсь. Это испортит мой имидж. В ФСБ самые болтливые мужики работают. Завтра вся Москва об этом будет гудеть.

- Так, что же делать? Нам фотография Хаттаба нужна.

- Полковник. У вас деньги и ножницы есть?

- А сколько денег надо? …А ножницы зачем?

- Смотри полковник. Сейчас выходишь из здания… Вы прямо с Лубянки звоните?

- Да! Я на работе! Я в своем кабинете.

- Отлично полковник! Спускаетесь в Метро и идете к киоску «Союзпечати». Денег, чтобы журнал или газету купить хватит?

- Хватит, конечно!

- Отлично! Та-а-к полковник. Подходишь к киоску «Союзпечати» и смотришь журналы. Полистайте последний номер журнала «Итоги». Этот журнал четвертый день в продаже лежит, если еще не раскупили. И еще некоторые издания полистай. Там фотографии Хаттаба - командира арабских иностранных наёмников. В разных изданиях, разные позы. Выбери полковник то, что тебе больше понравится. Понял полковник? Получится, что я вам ничего не давала, а вы сами стырили и самое главное, что моя репутация не пострадает.

- Мы можем заплатить, …но не много.

- Да не дай Бог копейку у вас взять! Завтра вся Москва будет говорить, что Наташка Медведева ФСБ продалась. Вы хорошо работаете ребята. Молодцы! Так дальше и продолжайте.

- Спасибо. Наталья, а как я этого Хаттаба узнаю в журнале? Там, же, много фотографий?

- Внизу под фотографией написано, что это - Хаттаб командир иностранных арабских наёмников. Это точно он, Хаттаб! Не переживай полковник. Вот только там написано, что он из Иордании. Но это - не точная и не проверенная информация. Я в редакции сказала, что этот Хаттаб из Саудовской Аравии, или из Иордании. В редакции выбрали Иорданию. Сказали Иордания - красивее звучит! Все. Пока полковник!

- До свидания Наталья. Приятно было с вами поговорить! Только вначале… как-то странно вы разговаривали.

- А это шутка была! Я с вами шутила полковник!

- …А-а-а-а-а. Я по-о-нял.

- Полковник, вы точно из ФСБ! Ну, пока! Опять забыла, как вас зовут. Вы извините меня полковник. У меня память плохая на имена.

Открыть в полный размер
Комментарии
Введите заголовок:

Введите адрес ссылки:

Введите адрес видео с YouTube:

Зарегистрируйтесь или войдите с
Информация
8 ноября 2019 г. 0:24:14
Просмотров: 1496
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
 ИКС ( Индекс качества сайта )